The basic tours

  1. Siberia
  2. Far East, Primorye
  3. Center
  4. South and Povolgie
  5. Northwest
  6. Altai, Khakassia, Tuva
  7. Urals
  8. Polar expeditions
  9. Central Asia
  10. Crimea

Компас

rus@arcticexpedition.ru
tel.: +7(495) 544-34-94
+7(903) 251-98-59

                 ШАНТАРЫ – ОСТРОВА НА КРАЮ ЗЕМЛИ

                       (статья для журнала Дискавери)

     Все знают про архипелаги островов на краю Российской земли - Курилы и Командоры.

     Но есть еще и Шантары, - про этот архипелаг известно гораздо меньше: Визбор не писал про них песен, Беринг не обессмертил их зимовкой и преждевременной кончиной, японцы не пытались завоевать их  и, кажется, сам господь-Бог  забыл об существовании этого архипелага.

Тогда как…

 

     Экспедицию на Шантарские острова мы готовили несколько лет. Споры о том,  как именно их достигнуть - зафрахтовав яхту или небольшой морской корабль, а может быть долететь туда на вертолете, - кипели до тех пор, пока мы не познакомились с хабаровским путешественником Игорем Ольховским, сумевшим организовать комплексную экспедицию с вертолетной заброской и  последующим плаванием на надувных морских лодках, модифицированных зодиаках из пластика. Конструкция этих (я не побоюсь этого слова) судов была очень удачной: состоящие из многих баллонов, собранных в одном прочном пластиковом корпусе, - они были практически непотопляемы, дополнительные поплавки под основными позволяли судну при наборе скорости приподниматься над морской гладью подобно катамарану и развивать скорость до 30 км в час в штиль. Такую скорость обеспечивали мощные японские моторы "Ямаха".

      Зачем мы это делаем, - спросите Вы, - а я отвечу.

      Наша организация занимается разработкой эксклюзивных экологических экспедиций для всех желающих, - особенно тех, кто мечтает фотографировать белых медведей на острове Врангеля или тигра в урочище Тигровый Дом. Или, на худой конец,  бурого медведя на острове Кунашир. Там они песчаного цвета.

      На Шантарах мы также должны были проложить туристический маршрут, отснять фото и видеоматериалы для каталога маршрутов и сайта и составить описание тура.

      Эти пятнадцать островов расположены в 340 км от устья Амура на северо-запад, они необитаемы, из за специфических сочетаний морских течений  почти недоступны для браконьеров и охотников.

       Течения сгоняют весь лед с Охотского моря  между островами, - в так называемое  Шантарское море, - поэтому там много  айсбергов даже в августе, а узкие проливы между островами в сочетании с самыми высокими в мире приливами и отливами (до 8 метров по вертикали) два раза в сутки способствуют бешеным морским течениям, сравнимым  по скорости с горными реками. Огромная блуждающая воронка, как следствие вышенаписанного, образующаяся в проливе Линдгольма, испокон веков  наводит ужас на любых мореплавателей. Те, кто все же выбирался из нее, описывают, как горизонт внезапно  терялся из виду, а вокруг - куда не глянешь, - виднелась только поверхность чаши воды 50 метров диаметром и три глубиной. Некоторым удавалось выбраться из этой  воронки по касательной, если мотор вытягивал.

     Ко всем этим ужасам добавлю, что в проливе  Опасный, разделенном подводной скальной грядой вдоль, - течение одновременно идет в обе стороны, а туманы можно увидеть в этом районе в четыре раза чаще, чем Солнце. Вообще климат на островах намного суровее, чем на той же широте материка.

      На острове Большой Шантар прозябает малюсенькая метеостанция, куда два раза в год прилетает вертолет. На ней живет 4 человека. По окрестным лесам много лет из зимовья в зимовье кочует легендарный персонаж, -  охотник Митрич, чей светлый образ раскручен пользователями интернета до такой степени, что акция «пришли книг Митричу»  однажды парализовала работу ближайшей почты в поселке Чумикан, в 100 км морем от Митрича. Тем не менее с каждым вертолетом доставляется около сотни килограммов посылок Митричу, и все это - книги. Он любит читать. Особенно ему нравится читать романы Пелевина.

      Итак, острова необитаемы, большим судам в их воды заходить запрещено, и вертолет туда по погодным условиям сесть может редко.

     Поэтому мы полетели в бухту Онгачан на побережье напротив островов. Острова хорошо видны из этой бухты, - до ближайшего острова (Беличий) всего 6 км .

      Ольховскому удалось забросить топливо, запас продуктов и моторы заранее, поэтому мы смогли улететь одним вертолетом.

      В бухте Онгачан началась подготовка к экспедиции: снаряжались суда, проверялись моторы, груз паковался в герметичные мешки для плавания по морю, - где волна порой заливает лодку целиком. Пока суть да дело, мы немного отрегулировали численность оленьего стада, беспардонно приблизившегося на расстояние выстрела.  Мясо сварили и прокоптили, а потроха отнесли подальше и выбросили на расстоянии полукилометра вверх по ручью. Практически сразу туда пришли медведи: сначала медведица с двумя двухлетками ("пестунами"), потом огромный черный гризли,  быстро прогнавший и медведицу, и чад на скалы,  - где они, покорно облизываясь, ждали, пока самец насытится и отвалит.

      Ночью в лагерь приперся еще один косолапый и начал заигрывать со снаряженным судном, пытаясь его повалять, - пришлось гнать его фальшвеерами и выстрелами в воздух, - пока он не подрал обшивку.

      Все линия прибоя бухты была завалена перепутанными отбеленными морем стволами, - я решил, что это следствие цунами, вызванного землетрясением в Невельске. Полоса бурелома шириной метров 30 тянулась на километры вдоль всей немаленькой бухты, и на минуту я представил что будет, если в это нагромождение плавника попадет молния. Красиво будет. Пылающий остров.

      Переход до острова Беличий вместо запланированного часа продолжался шесть часов, - в сплошном тумане мы промахнулись, "джи пи ес" работал через пень-колоду, то есть урывками, а магнитная аномалия (в этих местах есть и эта напасть) заставляла бешено крутиться по кругу стрелку компаса.

      Но мы все же вышли к Беличьему и вдоль берега под его прикрытием попилили на восток-северо восток, оставляя по правому борту остров Южный и на горизонте - скалы острова Кусова.

      Обогнув Беличий с северо-востока, мы повернули на Большой Шантар, - где и высадились в бухте Панкова.

      Эта бухта известна в узких кругах тем, что сам Федор Конюхов поставил там Крест Святой, который проплавал с ним до острова Ионы (есть и такой прямо в центре Охотского моря), но там поставить не смог (форс мажор), и он  отвез Крест обратно до Большого  Шантара, - где и поставил. На месте Креста Святого энтузиастами этого дела ныне возводится часовня. Из разобранного неподалеку барака воинской части, к слову.  Далее на север от острова Большой Шантар находится озеро Большое (по другим данным Соленое), в которое впадает река Оленья. Там, в свою очередь, водится редкая и вкусная рыба - микижа. По словам тех, кому посчастливилось ее попробовать, это просто местная форма камчатской семги, то есть такая форма семги, которая вообще не выходит в море никогда почему-то.

     Там очень удобное место для стоянки: на косе, разделяющей озеро и море, к тому же вокруг цветут волшебные оранжевые лилии.

     Воинская часть, которая располагалась недалеко от этого места, в 1994 году была выведена, но аэродром еще не зарос. И солярка в бочках стоит, не вывезена.

     С этой стоянки удобно сходить на остров Прокофьева, - причудливые скалы и водопады которого не оставят равнодушным ни одного пейзажного фотографа. Поход занимает целый день с утра до вечера.

    Далее, обходя остров Большой Шантар с севера, попадаем в небольшую бухту у мыса Северный, откуда тропа выводит на заброшенный ныне маяк. Виды, конечно, впечатляющие, но артефактов нет, - кроме солярки в бочках.

     Огибая остров, мы подходим к островку-скале Львиная (пасть?) или Камень Лев - огромной каменной арке, покрытой птичьими базарами с проходом посередине.

     При продвижении  далее на запад есть небольшая бухта, где возвышаются великолепные кекуры (пальцеобразные скалы) из розовой яшмы. Кекуры украшают практически каждый мыс Шантарских островов, они состоят из более плотной породы, чем размытые породы мыса.

     Удобная стоянка была найдена на западной стороне острова: небольшой ручей и широкая коса из гальки, где можно хорошо установить палатки. Поскольку место на карте никак не обозначено, называем ее без поэтических претензий: Наша.

     Отсюда совершаем вылазку на остров Феклистова, на побережье которого  потрясающей красоты Красные скалы, сложенные красной яшмой, чередуются с угольно-черными кекурами среди этого красного великолепия. На некотором расстоянии от Красных скал (полчаса ходу), - выходы белого мрамора - Белые скалы. Здесь потрясающий цвет воды- бирюзово-лазурная, прозрачная, с белым мраморным дном.

      В бухте Лебяжей острова Феклистова была обнаружена небольшая избушка с корявыми цидулями тех, кто переживал в этой бухте непогоду, в реке много горбуши, идущей на нерест, и медведи, ее активно вылавливающие. В нескольких сотнях метров от острова Феклистова примостился остров Арка, - огромная каменная отдельность, объемом и  размером со сталинский десятиэтажный дом, - как явствует из названия, - с проходом посередине.

      На этом скалистом островке водились огромные крабы, предательски оставленные отливом в скалах возле Арки.

      Переход до губы Яшина, до метеостанции, с остановкой в бухте Разноцветная, был примечателен восхитительными кекурами всех оттенков и медведями, доедавшими останки нерп в различных бухточках острова. В бухте Разноцветная все крутые скальные берега поросли родиолой розовой (или по-народному золотым корнем).

      На метеостанции нас встретил Володя с женой Наташей, остальные двое сотрудников (тоже семейная пара) были в отпуске до осени. Наташа  напекла хлеба в большой белой печке, потому что сами понимаете, - икра без хлеба - это несерьезно, - а рыба вокруг  шла так, что по ее спинам можно было переходить ручьи вброд. Мы посидели вечер с сотрудниками метеостанции, угостив их редкими деликатесами: пивом  и орехами. Они выращивают у себя на огороде и картофель, и огурцы, в теплице - помидоры, но всякие простые продукты из магазина им практически недоступны: крупы, сухофрукты, сахар, муку, жиры  и консервы забрасывают туда раз в полгода.

      Куры не выживают долгими зимами, так как корма для  них завести вертолетом не получается. Оленей на островах нет, только рыба и огромное количество медведей. Правда, еще водятся утки, разнообразя стол своим диким темным мясом. 

     Митрич тоже  порадовал нас своим присутствием и  охотничьими байками. Особенно запомнился рассказ про медвежий поцелуй: несколько лет назад медведь убил геолога, засосав все его лицо прямо с костей черепа (бр-р-р!). Медведям, которых на острове какое-то апокалиптическое количество, Митрич объявил войну не на жизнь, а на смерть, лично положив более сотни, - конечно, в порядке самообороны. Летом он обычно помогает на метеостанции, а зимой бьет соболя, кочуя от одного зимовья к другому.

     На следующий день мы сходили на остров Утичий, - самый интересный и фотогеничный из всех виденных нами островов. Кривые кекуры на восточном побережье острова производят самое марсианское впечатление, а огромное количество нерп, оставшихся в отлив в центре острова (в прилив там все затоплено морскими водами), неуклюже пытаются добраться до моря при виде людей, - но их вполне можно догнать и сфотографировать почти в упор. На Шантарах встречаются несколько видов нерп. Они различаются расцветкой шкурки и размером.

      На скалах в западной части острова лежат останки самолета, потерпевшего здесь крушение в древние времена и гнездятся огромные птицы - белоплечие орланы.

      Из губы Яншина мы вышли в устье реки большой Анаур. По дороге нас сопровождала стая косаток, причем некоторое время нам казалось, что эти хищные китообразные собираются нами полакомиться.

      Сходив на мыс Филиппа и практически замкнув кольцо маршрута, мы пошли обратно к бухте Онгачан вдоль берега острова Малый Шантар. На юго-западной оконечности Малого Шантара, в бухте Абрек, в начале двадцатого века была столица государства свободных китобоев, - там зимовали до 200 китобойных судов из всех стран мира, и берег украшали деревянные постройки, жиротопки, кузницы, мастерские. В двадцатых годах большевики положили конец китобойской столице, вернув Шантары под юрисдикцию Советской России. Позже на Большом Шантаре был организован поселок, закрытый и выселенный в конце семидесятых годов.

      В бухте Онгачан, пока мы дожидались вертолета и разбирали суда, нам посчастливилось наблюдать игры гренландских китов, зашедших в бухту. Глубина там изрядная, и киты плескались и пускали фонтаны недалеко от берега, а мы их снимали на фото- и видеокамеры.

       Ну вот и все, экспедиция окончена. Вертолет прилетит в Бриакан, там мы пересядем на автотранспорт, 12 часов будем добираться до Хабаровска, и потом самолет отвезет нас в Москву.

      Мы привезем тысячи фотографий и десятки часов видеосъемок.

      В Хабаровском крае остались наши новые друзья: Игорь Ольховский,  Володя и Наташа с метеостанции Большого Шантара, Митрич.

      И уже в Москве мы узнаем: Шантарские острова объявлены новым  Национальным парком.

      Слава России!  В недалеком будущем, надеюсь: Китай будет нашим промышленным придатком, а Европа - научно- технологическим. Россия будет экологическим раем и население всего мира будет работать целый год только ради того, чтобы месяц провести в ее чистейших горах, нетронутых лесах и кристалльных реках.  Аминь.