The basic tours

  1. Siberia
  2. Far East, Primorye
  3. Center
  4. South and Povolgie
  5. Northwest
  6. Altai, Khakassia, Tuva
  7. Urals
  8. Polar expeditions
  9. Central Asia
  10. Crimea

Компас

rus@arcticexpedition.ru
tel.: +7(495) 544-34-94
+7(903) 251-98-59

 

               ОСТРОВ ВРАНГЕЛЯ, ИЛИ

          НАСТОЯЩИЙ КВАДРАЦИКЛИНГ, СОПРЯЖЕННЫЙ С  

          ЧАСТИЧНЫМ  ВЕЗДЕХОДИНГО-АМФИБИНГОМ

                                                                          

   "Остров Врангеля - архиважный пример того, что революционный пролетариат  легко может отобрать у США  часть территории, застолбленный ее золотоискателями, в отличии от продавшего Аляску прогнившего царского режима. Аляска следующая, товарищи."

                                                                                                              В.И. Ленин

                                                                          

      "Срочно. Секретно. Шефу Петербургского центра ЦРУ тов. Каплан. Необходимо немедленно прекратить деятельность большевика Ульянова по отъему принадлежащих США территорий, - так мы можем лишиться половины наших территорий - большевики не признают международное право."

                                                                                                                            Начальник спецотдела ЦРУ по России Бжезинский.

 

     О́стров Вра́нгеля - принадлежащий России остров в Северном Ледовитом океане между Восточно-Сибирским и Чукотским морями. Находится на стыке западного и восточного полушарий и разделяется 180-м меридианом на две почти равные части. Отделён от материка (северное побережье Чукотки) проливом Лонга, имеющим ширину в его самой узкой части около 140 км. Административно относится к Чукотскому автономному округу. Своё название получил в честь российского мореплавателя и полярного исследователя Фердинанда Врангеля. Но так было не всегда. Сначала американцы поставили на острове свою полярную станцию и объявили своей территорией. Потом часть из них вымерла, а оставшуюся часть снял с острова советский ледокол, вывез во Владивосток, - где и посадил на ближайший пароход в Сан-Франциско.

   На их место на остров было заброшено целое стойбище оленеводов и стадо оленей (которые на острове Врангеля не водились), а также взвод красноармейцев для укрепления советской власти в этой части света.

 

                                                                  НА ПРОКЛЯТОМ ОСТРОВЕ НЕТ КАЛЕНДАРЯ

 

      Мне повезло - я был назначен организатором экспедиции на остров Врангеля и поэтому смог посетить его бесплатно.

     Для справки: рейс Москва-Певек стоит от 48 до 74 тысяч (в зависимости от того, когда берешь билет), вертолетный рейс Певек-Комсомольское (или мыс Шмидта) - остров Врангеля, - летим с дозаправкой, - стоит полтора-два миллиона, в зависимости от дней недели, - в выходные дороже, а нарушение покоя животных в заповеднике плюс аренда квадрациклов с топливом еще полмиллиона. Это конечно старая цена, на 2009 год, без учета инфляции.

      Поэтому сам бы я вряд ли смог бы туда попасть, а вот сопровождая богатых бизнесменов-путешественников  - получилось.

 

 

                                                                           ГОРОД ПЕВЕК, ЧУКОТКА

 

         В городе Певек есть одна гостиница, номер в которой стоит от тысячи триста рублей на человека в сутки до двух тысяч восьмисот в зависимости от отсутствия или наличия душа и ванны. Последняя, размером и внешним видом с первого взгляда напоминает унитаз. Топят в гостинице на убой, так что даже голым с открытой форточкой спать в сентябре было тяжелее, чем в гостинице без кондиционера посреди синайской пустыни.

        Еще один важный совет: перекройте все краны на трубах с водой перед сном…Трубы имеют обыкновения выть посреди ночи, - да так страшно, что некоторое время перед тем как проснуться Вас будут мучить дикие кошмары.

        Рядом с гостиницей имеется первый и пока единственный на Чукотке ночной клуб  "Айсберг", - где по субботам бывает дискотека, а по будням до девяти вечера можно поиграть на бильярде и выпить пива. Если пойти от гостиницы на юг, то прямо напротив Вы увидите вывеску  "24 часа". Это гастроном в подъезде жилого дома, - он работает до двенадцати ночи. откуда и получил свое оригинальное название.               

 

        Если выйти и пойти направо, завернув за угол дома, Вы увидите южнее надпись "кафе Ромашка". Там кормят с одиннадцати  утра до семи часов вечера включительно, кормят неплохо. Цены сравнимы с московскими в аналогичных заведениях.

        Между гостиницей,  "Айсбергом" и "24 часами" - площадь.

        Посередине площади стоит вездеход на гусеничном ходу с передвижной буровой установкой. Иногда к ней подходят люди, заводят двигатель и переезжают на несколько метров влево или вправо. Буровая установка горизонтально лежит на крыше вездехода и в действие при этом не приводится.

        Вокруг площади сосредоточены все или почти все продовольственные и промтоварные магазины Певека. Рулон туалетной бумаги в магазине "Подарки" стоит 100 рублей, а бутылка коньяка "Аист" в магазине "24 часа" - 680.  Икра продается в аэропорту в буфете на втором этаже по цене 1800 рублей за килограмм. Вся площадь и окрестные проезды заросли очень красивым красным диким ячменем, его колосья струятся по ветру, что  твой ковыль.

         Важно! В Певеке нет ни фотомагазина, ни места где можно купить хоть что-нибудь для фото или киносъемки.

         При въезде в город со стороны аэропорта стоит монументальное здание ТЭЦ-котельной, по которой певекчане прогнозируют погоду. Если дым из трубы в сторону моря - дует "южак", если дым лежит - это к пурге на неделю. Если дым с севера - это дует "северяк". Если дым стелется к земле - это к ясной и очень холодной погоде. Если столб дыма смотрит вертикально вверх - скорее всего за следующие сутки погода не изменится.

         Перед котельной расположена погранзастава, издалека больше похожая на концлагерь с левой стороны и остатки жилого микрорайона с правой стороны. Среди этих развалин вполне можно снять шедевр типа фильма "Сталкер-2". 

         Ну и конечно в Певеке есть порт. Со всеми вытекающими - кранами, складами и рабочими, так сказать, местами.

         Вертолеты летают не только из аэропорта. Нас, например, вертолет подобрал из какого-то угольного карьера прямо у города. Потому что как говорится: "эти в аэропорту совсем озверели" и дерут за каждую взлет-посадку сотни тысяч рублей. И по этой же причине вертолет был зафрахтован не певекский, а из поселка Комсомольский, - где вообще настоящий коммунизм, но об этом позже.

 

                                                              ВПЕРЕД В КОММУНИСТИЧЕСКОЕ БУДУЩЕЕ

 

        Расположенный в 230 км на восток от Певека, этот поселок - удивительное место, где отменены деньги.  Хорошая грунтовая дорога связывает его с Певеком. На огромном вахтовом Урале путь занимает 5 часов. Вокруг не совсем одни тундры. Вокруг масса каких то складов, баз и взрытых золотоискателями речных русел. И очень интересных шедевров промышленной архитектуры. Вокруг - чистое золото в виде золотого песка.

       В Комсомольском все население поселка - члены золотодобывающей артели. Сухой закон: бутылку коньяка или водки можно купить только в гараже, - где обитают шоферы, ездящие в Певек. Денежного расчета не существует - жилье в общежитиях (холостом и семейном) бесплатно. Питание в столовой - бесплатно. Причем ассортименту и качеству блюд может позавидовать не только певекская  "Ромашка",  но и большинство московских ресторанов.

      Свое стадо коров обеспечивает своим молоком и молочными изделиями, включая сыр и простоквашу. Свои стада оленей дают свежайшее мясо. Свои рыбаки ловят свою красную рыбу (гольца) и добывают свою икру… Свои теплицы круглый год приносят урожаи овощей и клубники… А как готовят местные поварихи! Они пекут свои плюшки и черный хлеб…Чужие здесь не ходят, а мы попали, потому что вертолет не смог лететь в Певек из за плохой погоды. Нас бесплатно разместили в общежитии (строго спросив, есть ли холостые, администратор общежития тут же предложила им поселиться со свободными от семейных обязательств женщинами поварихами и кастеляншами, естественно, по желанию, а не насильно). Потом нас накормили в столовой, напоили компотом и чаем, надавали с собой вкусных плюшек и копченого гольца. И отпустили с Богом, - так как  подвернулась оказия - "Урал" с кунгом до Певека (типа автобуса). В общем,  свободные от обязательств женщины поселка Комсомольский нас ничем не порадовали, - а могли бы…

 

                                                                  ЧТО-ТО СОМНИТЕЛЬНОЕ, ОСТРОВ ВРАНГЕЛЯ

 

       Но на пути туда мы сели в Комсомольском на полчаса на дозаправку. Пока вертолет дозаправлялся, я фотографировал сновавших тут и там евражек, похожих на сусликов размером с собачку типа "такса". Через полчаса мы, наполнив баки волшебной жидкостью, взлетели… Взлет вертолета это непередаваемое ощущение: кажется, что он стоит на месте, а земля вдруг проваливается из под ног и стремительно улетает вниз.

       Вертолет долго летел над руслами золотоносных рек, сверху похожих на клубки серебристых змей, потом над поселком мыс Шмидта, потом над проливом между Чукотским и Новосибирским морем и через два с половиной часа спикировал, что твой штурмовик СУ-27, прямо на пять домов поселка Сомнительный, что в бухте Сомнительная, что на острове Врангеля, на восточном побережье, считай в самом центре, в 54 километрах на юго-запад от поселка Ушаковка, где полярная метеостанция, бывшая погранзастава, и где медведь задавил  двадцатичетырехлетнюю Василину, - последнюю коренную чукчанку острова Врангеля.

       Мы сели прямо в русло реки , название которой… Вы угадали, - река  Сомнительная.

       Над рекой расположен гостевой дом - весьма уютное общежитие с четырьмя комнатами-спальнями, кают-компанией, кухней, и даже… ванной, которая наполняется ведрами вручную.

       В трехстах метрах на северо-восток расположен туалет на открытом воздухе, в двухстах метрах на запад-юго-запад - банька.

      Прямо перед входом в гостевой дом имеется  "памятник ожиданию вертолета", сложенный одной бразильской дамочкой во время двухнедельного ожидания хорошей погоды из пустых металлических бочек, кирпичей и деревянных фрагментов бараков. Она назвала его "Театр ветра" - похоже, верно, потому что ветер завывает там ночами так, что медведи пугаются и не подходят близко.

      На горизонте видны горы, которые на карте обозначены как "Гаваи" (тяжкое наследие американского владычества). Высшая точка возносится на один километр над уровнем моря.

      В поселок периодически заходят белые медведи. Поэтому сразу по прилету с нами провели инструктаж: как ночью ходить в туалет, и показали на трехметровые металлические шесты, стоящие прямо у двери в качестве орудия отпугивания (постучите по земле и сделайте выпад с громким криком). Нам раздали по перцовому баллончику (если медведь захочет влезть в дом, прысните ему в морду) и рассказали, что примус в туалете стоит на случай, если медведь (весом до 1000 кг) приляжет с подветренной стороны сортира на отдых, - да и заснет. Можно погреться, пока не вызволят егеря. Мы подумали, - да и поставили в сортир на этот случай еще и литровую бутылку водки.

       В день приезда мы отправились на вездеходе-амфибии вдоль берега моря снимать закат. На обратном пути вездеход сломался (правый гидроцилиндр заклинило). Надо сказать, что эта амфибия ломалась много, часто и с удовольствием, - но и чинилась тоже недолго.

 

 

                                                                              ВЫПИВ И ЗАКУСИВ

 

       На следующее утро мы оседлали по квадрациклу и поехали в сторону гор на, так сказать, "обкатку" техники и снаряжения. В горах лежал снег. Было очень холодно, но термобелье, "поларовый" комбинезон, пуховой жилет, "поларовая" куртка, ветрозащитные штаны и тяжелая ветро-влагозащитная куртка полярника делали свое дело, плюс "поларовая" шапка и "поларовые" рукавицы, плюс заботливо наливаемая Сергеем Харкуном (одним из трех джентельменов) на каждом привале водочка. Шесть километров до гор мы пронеслись с крейсерской скоростью по хорошо обкатанной дороге, оставив слева по борту сараи бывшего оленеводческого совхоза, а справа - бывшие военные казармы, ныне сильно руинизированные ветрами и осадками.

        Потом мы, распугав леммингов,  преодолели ущелье, поднялись на перевал и застыли, очарованные пейзажами, открывавшимися сверху. С другой стороны гор виднелись отдельные вершины, а за ними - тундра "Академии".

        Выпив и закусив снежком, мы спустились вниз и проехали до бывшего рудника по добыче горного хрусталя, кристаллы которого обильно устилали площадку с фундаментом бывшего дома. Оттуда мы поднялись на другой перевал, где увидели в первый раз самку белого медведя, в темпе вальса уводящую свою "сеголетку" (малыша) прочь по склону от нашей компании. Рядом, не смущаясь нашим присутствием, играла сладкая парочка: молодой песец в летнем наряде и старая ворона. Они носились по склону - ворона пикировала сверху, песец подпрыгивал, пытаясь вырвать перо… В общем, им было так весело, что на нас они не обратили особого внимания. Через час спуска вдоль русла ручья мы обнаружили компанию песцов на склоне. Песцы подпустили нас близко, на расстояние полного кадра телеобъектива, чем мы нагло и воспользовались, - отщелкав кадров 100, пока песцам не надоело позировать и они не ускакали галопом в тундру. Мы спустились к морю и поехали вдоль линии прибоя на базу. Вдруг впереди возник большой белый медведь, самец. Он стоял на небольшом возвышении, весь залитый лучами заходящего солнца и любовался закатом. Мы постарались как можно незаметнее подползти поближе и прямо-таки накрыли его серией снимков со всех фотоаппаратов и видеокамер. Услышав щелчки затворов, зверь удалился в сторону гор.

        Вечером полыхало северное сияние, - оно было изумрудно-зеленым.

 

                                                                        РОССИЯ - РОДИНА МОХНАТЫХ СЛОНОВ, - МАМОНТОВ

 

        На следующий день с утра пораньше мы выехали на маршрут. Сначала путь шел вдоль берега, до стоянки древнего человека, - где мы набрали каких-то подозрительных поганок. Груздев сообщил нам, что все грибы здесь съедобны. Вечером Сергей Харкун сварил супец - пальчики оближешь, - никто не отравился…

        Мы добрались до скал, испещренных белыми прожилками-письменами. Джентельмены решили сфоткаться "ню" в позе пишущих отчет на скалах после уплаты налогов, что мы и сделали. Вдруг у квадрацикла Саши, отъехавшего на сотню метров вперед, возник гигантский силуэт белого медведя… надо было конечно снимать, как джентельмены в спешке натягивают аммуницию, - но все одетые тут же понеслись вперед под прикрытие скал, и… вот он - огромный самец. во всей красе, стоит перед "квадриком" Саши. Мы залегли, что твой спезназ, и ползком начали приближаться к чудовищу, пока оно не заняло весь кадр… Какой красавец… Какая мощь… Животненькое немного покрутилось в поле зрения фотокамер, - да и дунуло наверх в тундры, а мы продолжили маршрут, предварительно немедленно выпив, естественно.

       Далее мы долго тащились по тундрам, по кочкам, буграм и болотцам, фоткали каких то полубезумных птичек, нарезавших круги по воде как механические заводные игрушки. И  добрались до устья реки Мамонтовая, - где наконец- то увидели овцебыков… Да, смешные это животные… такие большие и мохнатые, как яки, - а рога такой круглой формы,  как прическа приказчика с пробором. Некоторые даже подпустили нас на полный кадр "телевика".

       В речке мы нашли огромные бивни мамонта, выбеленные солнцем и дождями, и тяжелые, как золото. Останкам мамонтов на острове Врангеля всего три тысячи лет, причем мамонты здесь жили некрупные, - чуть больше овцебыка размером. Вполне возможно, что где-то в тундрах пасутся последние выжившие мамонты, и их можно внезапно обнаружить, - например, наткнувшись на полном ходу в густом тумане.

 

                                                                     НА НАРАХ, ПЛИ, НА НАРАХ, ПЛИ, НА НАРАХ

 

        К вечеру мы добрались до балка на берегу речки Неожиданной…

       Нары в два уровня, печка буржуйка, незамысловатый полярный уют. Суп из поганок, вкусный - объеденье под водочку… Закат был великолепен, розовые облака отражались в порозовевшей воде речки… Сергей Харкун объявил, что в рамках акции "Харкун - полярник" он оставит в каждом балке по бутылке водки. Для сюрпризов!!!

       Я пошел фотографировать закат и нашел такую смешную штучку из шерсти. Типа маленькой куколки. Груздев сказал, что это - песцовый погадок, - то есть шерсть, которую он выплевывает, переварив лемминга. Слово "погадок" ("погадка") очень мне понравилось, и я включил его в свой словарный запас.

       С утра мы поехали к обрывам над Новосибирским морем, - где иногда можно заметить играющих в море китов… Китов, к сожалению, не было, - зато по дороге мы вновь поснимали овцебыков, небольшие стада которых встречались в долине. Пообедав чем Бог послал, мы поехали на север через перевал вдоль мутного Комсомольского ручья, по словам Груздева очень, очень радиоактивного. К вечеру мы спустились к балку Гусиное, недалеко от которого летом живет единственная в мире популяция диких белых гусей. Так как стоял сентябрь, гуси уже улетели на юг.  В речке около балка были найдены мамонтовые зубы и многочисленные бивни.

       Утром мы опять выбрались к морю - фоткать птичьи базары. Наткнулись на несколько медведиц с "сеголетками", - одна была сразу с двумя. К сожалению, они не подпускали нас на сколь-нибудь близкое расстояние… Поэтому достойных кадров не получилось.

       Погода была странная - то пурга налетит, то Солнце выглянет, то вообще упадет туман, - странная и неустойчивая. На базарах птиц было мало - почти все уже улетели на йух…

       Потом мы выехали дальше по берегу к озеру Комсомол, - где стояла, ныне заброшенная, изба первопоселенцев. Вокруг старых построек валялись моржовые шкуры и черепа, гнили остовы двух морских байдар, и огромная куча ржавых капканов устилала пол сарая… К вечеру мы добрались до балка, - по дороге вездеход сломался снова ("Гидроусилитель руля!"  "Левый тормозной цилиндр!"  И прочие ругательства)

 

                 

 

                                                                             РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПОЛЬЗЕ СЫРОЙ ПЕЧЕНИ

 

         Итак, день четвертый… По морозу, образовавшему волшебные кружева ледяных заберег вдоль ручьев, мы выехали в направлении реки Мамонтовой, к ее истокам. По дороге вездеход ломался неоднократно. То час, а то и  два продолжался ремонт, а мы проводили это время с пользой, - поднимались к каменным скалам-останцам, то тут, то там  украшавшим хребты и гребни холмов… и выпивали водочки, естественно. Ближе к вечеру встретили стадо оленей. Груздев решил отрегулировать его численность и умчался в погоню. Не прошло и трех часов на пронизывающем ветру, Солнце не успело сесть окончательно, как он уже вернулся, набив тушами прицеп. Вечером мы ели свежее мясо, - разожгли прямо на столе примус, поставили сковородку и жарили тонкие ломтики печени и сердца в кипящем масле, каждый в меру своей любви к  количеству непрожаренной крови внутри. Пара джентельменов решила попробовать новые ощущения, - они  отведали сырой печенки с кровью, после чего оставшуюся неделю провели, потребляя средство имодиум, а когда он кончился, пардон, - в сортире.

        На пятый день я проснулся рано утром и вышел снимать рассвет. Еще не вставшее Солнце окрасило горы и низкую облачность в кроваво-красные цвета, явно оплакивая кончину оленей. После завтрака (мясо, мясо и еще раз мясо) мы поехали немного в сторону, - снимать переодевшихся к зиме в белый наряд песцов. Долго искали их стайку, а потом фотографировали  одного самого храброго, специально пришедшего к нам с целью попозировать. Он играл с веточками кустарника, накидывался на них как на леммингов в общем показал, как он охотится, прошелся взад-вперед и был таков.   

 

                                                                         И БЫЛ ДЕНЬ, И БЫЛ ВЕЧЕР - ДЕНЬ ШЕСТОЙ

  

        Шестой день мы провели в горах, преодолели перевал и вышли к базе еще днем. Вечером я упросил Груздева дать "квадрик", чтобы съездить на косу, куда иногда приплывают моржи. Одного меня не отпустили, и я поехал с егерем. На косе моржей не было, зато был прелестный кадр черного песка, усеянного белыми костями съеденных моржей… Мы медленно шли по косе и мирно болтали о преимуществах "кенона" перед "никоном", - как вдруг в ДВУХ метрах от нас поднялся огромный медведь, мирно спавший за кучей песка на бережке. Вслед за ним появилась еще одна голова - это была медведица с "пестуном" - двухлеткой…

     - Так! Идем по диагонали, - но не от них, а в направлении их движения, но по касательной, потом останавливаемся и идем обратно, но немного от них, потом опять зигзагами, - так чтобы звери не предположили, что мы их боимся, и принимали нас за одно большое животное…

        Мы прошлись туда-сюда и, только удалившись метров на десять, я решился прицелиться в медведя объективом. Причем не только в целях фотографирования, но и просчитав возможную траекторию движения камеры в морду зверю, если тот ее на меня окрысит. Медведица величественно увела "пестуна" в противоположную сторону…

       Потом мы снимали закат на видео, потом ехали обратно, - от базы до косы двадцать километров.

      

                                                                                      У  МОРЯ ПОГОДА

 

       Следующие пять дней мы провели в ожидании вертолета. У нас погода была хорошая, - всего один раз ночью выпал снег и с утра пуржило… Днем мы развлекались в меру своей испорченности: джентльмены разбирали старый сарай, обильно орошая желудки огненной водой, я охотился на леммингов и полярных лис с телеобъективом… На третий день здоровым остался один Харкун, Дэн порвал связки, а Макс сорвал спину и лежал с  таксой Груздева  на животе в лечебных целях. Рука у Дэна почернела и болталась как неродная, Харкун выпил весь имодиум и периодически скрывался в сортире по очереди с Дэном. Последний уходил туда надолго:  снимать и одевать всю многочисленную одежду одной рукой очень проблематично.

       Но всему приходит конец. На третий день ожидания закончилась водка, на четвертый выздоровел Макс, а на пятый прилетел вертолет, - и мы вернулись в Москву.

       Но…

 

                                                                                                 ОЛЛИ

 

         Про Олли я прочитал в одном из романов Кастанеды. Он пишет, что это такие сущности из иных реальностей, которые наше сознание просто не может воспринять иначе, как людей, хотя они не люди. Просто их внешний вид настолько не согласуется с нашим миром, что мы просто не можем увидеть их настоящий облик. В нашем мире Олли чаще всего занимаются непонятно зачем помощью или, наоборот, вредительством, - или просто используют его для каких-то непостижимых нам целей. От людей они отличаются тем, что очень странные - и облик, и слова, и поступки этих сущностей резко выделяются от общепринятых. Я рассказал все это моим друзьям вечером в балке на Мамонтовой речке. Макс спросил: "А что нужно делать, если думаешь, что перед тобой Олли, а не человек?" Я ответил: "Делай вид, что ты этого не замечаешь," - после чего все начали дружно хохотать. Вошел с мороза Груздев с приехавшим их поселка егерем. Мы долго и пристально вглядывались в них, чтобы решить:  настоящий ли это Груздев, - или Олли; настоящий ли это егерь, или… но поскольку егерь захватил ящик водки, который мы забыли погрузить сначала, мы решили, что Груздев - настоящий, а вот егерь - точно Олли.

        Итак,  вертолет прилетел, - но из Билибино и в Певек не пошел, - погода в Певека была не очень. Нас высадили в поселке Комсомольский, о котором я писал выше.

        В бесплатном общежитии с местными принцессами мы не остались, а поев в бесплатной столовой, отправились на попутке в Певек, за двести тридцать километров от Комсомольского. На самолет мы опоздали, но Груздев позвонил и попросил перенести наши билеты на следующий рейс через неделю. Естественно, нам не хотелось торчать неделю в Певеке. И мы с Харкуном стали дружно намереваться улететь в Москву раньше. Мы мысленно насылали гололед, задерживали самолет из за неполадок, - в общем, пытались сформировать событийный поток, который все-таки подхватил бы нас и унес в Москву.

       Когда мы приехали в Певек, выяснилось, что самолет уже улетел. Но! Завтра будет еще один. Что за странная авиакомпания, откуда, почему, - сам Груздев терялся в догадках.

       На следующий день мы купили новые билеты , - на 4 тысячи дороже, и улетели все таки на странном самолете . Нам казалось, что это именно мы его намечтали. Причем сам командир корабля провел нас в салон первого класса, где мы удобно устроились на двух сиденьях каждый. А вот Олли… ими был битком набит весь салон эконом класса. Еще в аэропорту мы видели эту безмолвную толпу абсолютно пьяных людей, медленно всасывающихся сквозь рамку металлоискателя. "Старатели, - пояснил Груздев, - наверное целый прииск сократили…" На втором этаже аэропорта Олли спали прямо на полу, некоторые - удобно устроившись головой в луже, простите, собственной блевотины. И что характерно для Олли, - они все молчали. Доставали водку из рукава, закусывали хлебом, вынутым из воздуха, пили, засыпали, - и все молча. Кстати, молчаливость - первый признак, отличающий Олли от обычных людей. На борту все Олли стали вдруг трезвыми и чистыми. Они тихо сидели, уставившись неподвижным взглядом в спинку предыдущего сидения. Они ничем не пахли! Их слегка как будто наспех сделанные лица не несли никакого выражения… Мы их видели мельком, за занавеской, когда садились в самолет и покидали его.  

       Куда Олли делись в Москве, -  мы так и не поняли. Но нас почему то вывели с самолета в отдельный огороженный закуток и всех тщательно просветили, перед тем как выпустить наружу вместе с багажом. Как будто мы прилетели из-за границы, а не с окраины родного любимого государства.